Роман с государством: невеселая история главного калининградского концессионера

4 декабря 2018

Глава администрации Советска Николай Воищев, концессионер Виктор Огиенко и губернатор Антон Алиханов

 

 

 В ноябре калининградские газовики начали монтировать задвижку на газопроводе, ведущем к крупнейшему концессионному проекту в Калининградской области — котельной «Спецгазавтоматики», которая должна отапливать большую часть второго по величине города региона — Советска. «Калининградгазификация» решила перекрывать газ, поскольку концессионер накопил крупный долг, возникший из-за того, что власти Советска не платили компании за тепло. В итоге губернатор Антон Алиханов, долго старавшийся дистанцироваться от конфликта, решил заплатить. «Новый Калининград» рассказывает историю бизнесмена, который оказался в эпицентре конфликта с участием губернатора, газовиков и властей Советска.

Демобилизовавшись из армии в 1980-х, Виктор Огиенко рассуждал так: в бизнесе есть смысл заниматься либо «хлебом» (в смысле производства или поставки продуктов питания), либо теплом. Из двух этих «вечных ценностей» он выбрал вторую. В итоге во второй половине 1980-х он оказался сотрудником совместного российско-литовского предприятия, обслуживавшего котельные. Тогда же он познакомился на выставке с польским предпринимателем. Иностранец создал в Калининградской области компанию, которая занималась поставками финских котельных в Россию. Через несколько лет совместной работы поляк потерял интерес к калининградской компании и за символические деньги уступил ее калининградцу Огиенко, который к тому времени наладил трансфер отопительных технологий из Польши в Калининград.

Одним из первых вызовов для предпринимателя стала просьба первого губернатора области Юрия Маточкина срочно помочь разрешить проблемы с отоплением в многоэтажке на Московском проспекте в начале 1990-х. Тогда компания Огиенко в авральном режиме смонтировала несколько теплопунктов, что помогло губернатору снять локальный очаг социального напряжения. Постепенно Огиенко начал заниматься строительством газопроводов в рамках программы «Газпрома» и монтировать котельные на крупных промпредприятиях. Но потом в его жизни появился Георгий Боос.

Боос ездил по регионам

 

В первой половине 2000-х на тот момент вице-спикер Госдумы Георгий Боос активно проводил консультации с бизнесом по поводу проекта федерального закона о концессиях, то есть участии бизнеса в финансировании и управлении проектами, которыми ранее традиционно занимались власти. «Боос был вице-спикером Госдумы и стал продвигать государственно-частное партнерство (ГЧП). <…> Рассмотренный Госдумой в первом чтении законопроект о ГЧП он с „соратниками-рыночниками“ видоизменил в закон „О концессионных соглашениях“, где партнерство уже распространялось на коммунальную сферу. Для возможности рассчитать объемы частных инвестиций в ЖКХ, строительство дорог и прочие объекты Боос ездил по регионам и уже на местах встречался с потенциальными инвесторами, проводил конференции и мастер-классы. Мы входили в состав региональной комиссии», — вспоминает Огиенко.

Концессия — метод приватизации, при котором частный инвестор за фиксированную плату или определенный процент от прибыли получает право использовать принадлежащие государству основные активы. 

Законопроект о концессионных соглашениях начал готовиться в России еще в начале 1990-х. Первое чтение он прошел только в 1999-м, после чего надолго «завис» в министерстве экономического развития и торговли, которым руководил нынешний глава «Сбербанка» Герман Греф. Последний считал, что без концессий можно обойтись. Но вопрос, как привлекать частные деньги в ЖКХ, оставался открытым.

В итоге к лету 2005 года закон удалось «продавить» во втором чтении и зафиксировать гарантии перед частными инвесторами. Необходимость закона обуславливалась тем, что без него инвестору предлагалось брать на себя обязательства и ответственность в политически чувствительной сфере ЖКХ, где государство не позволяло «задирать» тарифы, но при этом не предоставляло гарантий. Закон же запрещал чиновникам в одностороннем порядке выходить из многолетних низкомаржинальных отношений, предусмотренных концессией. Документ приняли в июле, а в сентябре Георгия Бооса назначили губернатором Калининградской области, где он и начал активно применять новый закон.

Первая концессия

На заключение первого концессионного соглашения у Бооса ушло более 3 лет. В апреле 2009-го Огиенко согласился инвестировать в строительство сравнительно небольшой котельной в Янтарном 72 млн руб. и заключить концессионное соглашение на 20 лет. Власти вложили в проект 33 млн руб., которые нужно было потратить на подключение теплоисточника к газу. Спустя полгода Боос торжественно открыл новую котельную и заявил, что «это один из первых в России <…> пример успешной реализации концессионного соглашения муниципалитета и частного инвестора».

Успешным проект оставался недолго. Георгий Боос вскоре покинул область, а федеральные власти пересмотрели правила формирования тарифов на тепло. С конца 2010 года федералы запрещали субсидировать местным жителям оплату тепла. До этого в Янтарном жители платили порядка 60% стоимости тепла, а остальное доплачивал муниципалитет. Чтобы жители начали платить 100% стоимости тепла, но при этом для них ничего не изменилось, нужно было значительно снизить тариф. Поэтому «Спецгазпвтоматика» и власти Янтарного договорились убрать из тарифа «интерес» концессионера в виде возврата инвестиций. Возмещать их планировалось из бюджета.

 Очень скоро городские власти начали уклоняться от возмещения инвестиционных затрат. Политическая возможность для этого была — из Янтарного ушла команда главы Александра Блинова (он перешел на пост министра муниципального развития в кабинет министров губернатора Николая Цуканова), и власть получил ставленник Янтарного комбината Владимир Сердюков. Годовой платеж в 22 млн руб. в пользу концессионера, зафиксированный в допсоглашении, ему показался лишним. В итоге «Спецгазавтоматика» пошла в суд, взыскала все причитающиеся ей деньги и добилась расторжения договора концессии к середине 2013 года. В судах компанию представлял Сергей Черномаз, который сейчас исполняет обязанности министра строительства и ЖКХ области. В «Спецгазавтоматике» утверждают, что Черномаз непосредственно в компании не работал, а просто оказывал ей юридические услуги.

Огиенко вспоминает, что добился ареста городских счетов и администрации города ничего не оставалось, как заплатить или найти того, кто заплатит. В итоге долг оплатили «внеправительственные структуры, которые влияли на политические расстановки» в муниципалитете. На этом проект в Янтарном был завершен. Впрочем, Огиенко считает, что проблема была не столько в том, что муниципалитет не захотел платить, а в том, что между городом и котельной власти создали структуру-прослойку в которой имело финансовый интерес руководство города. Если бы так не произошло, концессионный проект мог бы выжить, убежден предприниматель.

Цуканов предложил

 

После этого неудачного опыта Огиенко входил в отношения с государством еще несколько раз. Зеленоградские власти попросили его сделать котельную в городской школе, но после запуска быстро выяснилось, что она не нужна из-за планового увеличения мощности городской котельной. Печальных последствий такой ошибки планирования удалось избежать — власти смогли пристроить котельную в поселок Романово. Но Огиенко в итоге решил выйти из проекта и получил от области компенсацию из резервного фонда в размере 8,5 млн руб. Еще 1,5 млн руб. власти потратили на перенос котельной.

Потом губернатор Николай Цуканов предложил Огиенко заняться обустройством котельной в Краснознаменске. «[Власти] забыли в школе построить котельную. Школа строится, а мощностей нет, и они предлагают зайти на концессию. Глава [муниципалитета] обратился к губернатору. Цуканов сказал, что денег у области нет — выставляйте на концессию», — вспоминает предприниматель. В итоге долгосрочных отношений не получилось и из данного проекта. Власти предпочли выкупить и этот объект.

Снимок экрана 2018-12-04 в 13.07.28.png

При Цуканове Огиенко вошел только в один удачный концессионный проект — строительство котельной в кардиоцентре в Родниках. Он вложил в проект 60 млн в строительство объекта и не жалеет. Кардиоцентр, в отличие от муниципалитетов, платит за тепло регулярно и в полном объеме.

Может быть, этот удачный опыт и сподвиг предпринимателя войти в самый крупный в области на данный момент концессионный проект.

Капсула замедленного действия

 

В октябре 2016 года недавно назначенный глава области Антон Алиханов приехал в Советск. Повод был торжественный: вместе с Огиенко и главой администрации Советска Николаем Воищевым они заложили капсулу с посланием потомкам на стройплощадке новой газовой котельной. Старая была построена более полувека назад, показывала низкую эффективность и постоянно нуждалась в ремонте. Новая котельная стоила более полумиллиарда. 300 млн руб. давал Фонд содействия реформированию ЖКХ и 113 млн руб. — «Спецгазавтоматика».

«Строительство данного объекта — яркий пример сотрудничества региона с Фондом содействия реформированию ЖКХ. Уверен, что новая котельная на долгие годы станет надёжным источником тепла. Помимо того что граждане начнут получать услугу надлежащего качества и в прошлое уйдёт угроза отключения тепла, данный объект — это первый шаг по развитию промышленной площадки на прилегающей территории», — произнес речь после закладки капсулы Антон Алиханов.

котельная.JPG

Концессионная котельная в Советске

Спустя два года «Калининградгазификация» начала монтаж задвижки на газопроводе, ведущем к котельной, чтобы иметь возможность перекрывать газ. «Спецгазавтоматика» накопила крупные долги за газ и электричество и не пускала газовиков к себе на территорию, чтобы они не остановили объект. Но еще больше город задолжал за тепло концессионеру. Долги за тепло в Советске начали накапливаться практически с момента запуска котельной в октябре 2017 года. Областные власти публично дистанцировались от проблемы, но когда в городе начали отключать тепло и горячую воду, региональным чиновникам пришлось заявить о своем участии, чтобы конфликт не развился в бунт замерзающего в Советске населения.

 Городские власти держали оборону. «93% жителей города Советска своевременно производят оплату. Возникает вопрос: город Советск платит, почему „Спецгазавтоматика“ нас отключает? <…> Если у „Спецгазавтоматики“ есть такие права, то, значит, пускай отключает», — горячился глава местной администрации Николай Воищев.

У «Спецгазавтоматики» есть своя версия. «Перед подписанием договора по представленным в наш адрес документам [мы] смогли бегло оценить финансово-хозяйственную и экономическую деятельность муниципального предприятия. <…> Предприятие покупает 150 тысяч Гкал тепловой энергии, а потребителям реализует 100 тысяч Гкал, т. е. 33% прямым балансом предприятие потеряло товара, пока тепло дошло до батарей отопления и в краны горячей воды. . <…> Оказывается, деньги не доходят до нас. Мы выставляем 7 млн руб. а [муниципальное предприятие] выставляет [населению счетов] на 1,5 млн руб.<…>, у людей даже счетчиков нет на домах. А если есть, то вода потребляется до счетчика, то есть она выпадает из расчетов по ресурсу», — отмечают в компании.

Одной из причин финансового дисбаланса являются сети. Когда Алиханов и Воищев закладывали капсулу для потомков в фундамент котельной, мало кто думал о том, что новый источник просто не сможет эффективно выдавать ресурс из-за проблем с городскими сетями. «В свое время муниципалитет рассматривал вопрос ухода от глобализации одного источника тепловой энергии в пользу строительства 8 небольших квартальных котельных, которые перекроют потребности горожан в тепле от уже устаревшей и изношенной котельной Советского ЦБЗ. Частично проект начал реализовываться, когда построили новую котельную „Восточную“. Но данную концепцию решили заморозить. Почему-то приняли решение строить одну, но очень большую, в 80 МВТ, котельную», — вспоминает Огиенко.

Оказалось, что тепловые сети предназначены под другой температурный режим. Котельная проектировалась под температурный график «90/70», а сети строились в 1960–1970-х годах по температурному графику «110/70», поясняет бизнесмен.

«Администрация Советска нам не давала информацию, когда мы исполняли первичную часть муниципально-частного партнерства. Открываются подобные казусы после ввода объекта в эксплуатацию, только поработав на разных нагрузках в отопительном сезоне и летом при горячем водоснабжении. <…> А сейчас оказывается, что есть узкие места и нужны перекладки на трубы большего диаметра», — отмечают в «Спецгазавтоматике».

В настоящее время региональные чиновники думают, как им разрешить сложившуюся ситуацию. Чтобы охладить пыл газовиков, они уже выделили Советску 30 млн руб. из резервного фонда, но к тому моменту долг города за тепло почти вдвое превысил эту цифру.

Чтобы стабилизировать ситуацию, нужны инвестиции в сети. По подсчетам «Спецгазавтоматики», на первый этап требуется порядка 220 млн руб. Компания готова вложить свои деньги в модернизацию, но с условием частичного возврата со стороны властей в течение 7 лет. Можно было бы обойтись и без бюджетного финансирования, но тогда бы пришлось возврат инвестиций включить в тариф для населения, то есть его значительно повысить, а на это власти не пойдут. Поэтому региону, вероятно, будет необходимо вкладываться в сети самому.

Огиенко.JPG

Виктор Огиенко на открытии котельной в Советске

В середине ноября на заседании правительства губернатор Антон Алиханов заявил кабинету министров, что в ситуации с советскими сетями «надо что-то делать», потому что в сетях теряется почти треть тепловой энергии, и «это за гранью». «Улицу топим», — пояснил губернатор, комментируя свой же тезис о том, что с каждым годом области приходится выделять Советску все больше денег на расчеты с поставщиками топлива, несмотря на торжественно открытую новую котельную. Из конкретики Алиханов сообщил только, что в 2019 году областному минстрою поручено заняться проектом перекладки сетей.

Мертвый проект

 

Мог Огиенко стать концессионером и другого крупного проекта — строительства котельных в Балтийске, но областные власти выставили неприемлемые условия. «Выступая с частной инициативой по заключению концессионного соглашения, мы предложили [губернатору Николаю] Цуканову величину тарифа с инвестиционной составляющей и сроком возврата инвестированных средств — 3200 руб. за гигакалорию. [Вице-премьер Максим] Федосеев говорил: а давайте снизим плату населения до 2900 руб. Я говорил, что это невозможно с учетом необходимых капиталовложений. „Ну тогда не надо“», — пересказывает ход переговоров Огиенко, отмечая, что власти не были готовы вносить плату концедента, если бы инвестор уступил по цене, то есть, по сути, компенсировать снижение тарифа.

В результате поиск инвестора на котельные в Балтийске сильно затянулся. На скорейшем заключении концессионного соглашения активно настаивал губернатор Антон Алиханов начиная с декабря 2016 года. На одном из оперативных совещаний он раскритиковал муниципальные власти за то, что они уклоняются от подписания концессионного соглашения, и намекал на их коррумпированность. «Или вам инвестор должен занести что-либо?» — спрашивал губернатор у представителя администрации.

В итоге участвовать в концессии вызвался «Газэнергострой-Балтия» с московскими корнями. В мае 2017 года в областном правительстве подписали концессионное соглашение и даже согласились заложить плату концедента. Но через год концессию начали расторгать. Для Огиенко такой исход не был сюрпризом: проект котельных москвичей никогда бы не прошел экспертизу без достроенного газопровода. У москвичей почему-то было иное мнение.

В месяц подписания договора концессии стало ясно, что с самым дорогим в области газопроводом в Балтийск серьезные проблемы и его, возможно, придется перекладывать заново. В итоге чуда не произошло и проект «Газэнергострой-Балтии» так и не смог пройти экспертизу. Алиханов, неохотно комментируя ситуацию с расторжением концессии, заявил, что она «не взлетает», но сказал, что дело не в газопроводе. В чем же дело, губернатор так и не уточнил.

История калининградских концессий едва ли соответствует тем ожиданиям, которые когда-то возлагал на нее «евангелист» российского концессионного движения Георгий Боос. Есть небольшие проекты в малонаселенных муниципалитетах области, но случаев успешного инвестирования крупных сумм (если не считать проект в кардиоцентре) пока назвать нельзя. Тем не менее главный калининградский концессионер Виктор Огиенко не производит впечатление отчаявшегося человека и строит планы на новые концессионные проекты на территории области.

Фото пресс-службы регионального правительства

Текст: Вадим Хлебников

 

Источник: www.newkaliningrad.ru

Ближайшие мероприятия